wannasleep: (Merilin)
[personal profile] wannasleep
"Праксиология ... не делает различий между активным, или энергичным, и пассивным, или праздным, человеком. Энергичный человек, усердно стремящийся улучшить свои условия, действует не больше и не меньше, чем апатичный человек, инертно принимающий события по мере их свершения. Поскольку ничегонеделание и пребывание в праздности также являются деятельностью, то они определяют ход событий. ... Действие это не только делание, но и в не меньшей степени неделание того, что, возможно, могло бы быть сделано".
Людвиг фон Мизес
"Когда были деньги, я покупал книги, а когда денег не было - одежду и пищу".
Эразм Роттердамский

Сегодня в нашем балагане история о человеке, гораздо более великом, чем Лютер, но гораздо менее известном.
Просто величие и роль в истории - несколько разные вещи.
Роли Лютера и, например, Гитлера, огого, какие, но много ли в них величия?
А вот у нашего сегодняшнего героя все было наоборот.
Хотя...

Итак, мы простились с Италией и оказались в Гауде, что под Роттердамом.
На дворе 1469 год, год основания славного города Чебоксары, воспетом...
А, об этом же в прошлой заметке было, поэтому сразу к делу.

Один мальчик полюбил одну девочку.
И она тоже его полюбила.
Такое и в 15 веке случалось.
Родители мальчика хотели, чтобы он молился, постился, слушал радио Радонеж и вообще был священником, и не хотели, чтобы он с девочками... Ну, дружил.
А мальчик... Ну, о чем тут говорить вообще.

Однако против воли родителей переть грешновато, и он таки стал священником.
Но и против гормонов тоже не попрешь, поэтому он также стал папой.
Не римский, а обычным, человеческим папой, очень любившим своего незаконнорожденного сына Гергарда.

Вы смотрели мультфильм "Шесть Иванов - шесть капитанов"?
Они были из разных стран и звали их Иван, Ян, Хуан, Ганс, Жан и Джон, что, в общем-то, один и тот же хуй.

Так и Гергардов в разных странах называли где-то Герхард, где-то Жерар, где-то Джерардо.
На латинский манер - Дезидерий, что, как и Гергард, означает "желанный".
А на греческий - Эразм.

А поскольку вокруг ренессанс, воскресшие олимпийские боги и поголовный интерес к античности, чуть ли не каждый первый образованный хуй брал себе греческое имя.
Так, например, Филипп Шварцерд ("schwarzerde" = "чернозем") известен нам по следующей заметке как Меланхтон.
Ну и наш герой решил не выделываться, а, как и все вокруг, переиначить свое настоящее имя и называться Дезидерий Эразм.
Очевидно, Роттердамский.

Но это потом, а пока что парнишку сдали в школу, чтобы приобщался к мудрости и изучал древние языки и работы не менее древних авторов, к которым он проявлял недюжинные способности и интерес.

В 13 лет он потерял родителей.
Везде искал, и под деревом, и в кладовке - но нет, совсем потерял.
И на этом фоне стал еще боле аутичным интровертом, что был раньше.

По окончании школы, когда пришла пора выбирать институт, он сел и задумался.
В те годы все знали поговорку: "Три вещи: церковь, море, дворец. Избери одну — и нужде конец".
Дворец - это государственная служба.
Стал депутатом госдуры, как Макиавелли или Милонов - жизнь удалась.
Но бастардов туда не берут, потому что "нет, внучок, маршалом ты не станешь, потому что у маршала свой внук есть".
Море - служба военная.
Живешь себе на полном довольствии и в хуй не дуешь.
Но эта судьба никак не для интроверта-книжника.
Ну и вопрос решился сам собой.
Эразм собрал свои монатки и записался добровольцем в монастырь.
В августинский (что крайне символично, потому что впереди у нас рассказы о еще двух августинских монахах).
Не для того, чтобы молиться, поститься и иметь радиоточку, а чтобы было где спать и что жрать.
Ну и чтобы заниматься любимым делом и иметь возможность выучиться на Андрея Кураева.

Первый параграф устава ордена августинцев гласит: "И не называйте ничего своим, но да будет все у вас общим. Начальствующий же да раздает вам пищу и одежду – не всем поровну, ибо не все вы наделены равными силами и здоровьем, но каждому по его потребностям". А какие у кого потребности будет определять партия. Точнее, ее центральный комитет.

Эразм был довольно самостоятельным парнишкой и совершенно не чувствовал в себе призвания быть животным, за которого другие решают, когда и что есть, когда и где спать, когда и как слушать радио Радонеж.
Ему совершенно не нравилось, что его потребности определяет какой-то "начальствующий", потому что это таки его потребности, которых никто лучше него самого не знает и знать не может.
Поэтому через несколько лет, наполненных латынью, греческим, классической литературой и отвращением к монашеской жизни, из монастыря он съебался при первой возможности, которая явилась ему в виде джоб-офера от епископа Анри де Берга.

Молодой секретарь настолько радовал своего босса, что тот решил, мол, не станем зарывать алмаз в землю, а лучше отправим его на огранку в парижский универ.
И Гергард стал студентом.
В 26 лет.

Согласитесь, коллеги, в 26 мозгов и мотивации куда больше, чем в 16.
Поэтому через 4 года наш герой был приглашен в Оксфорд.
Но уже не учиться, а преподавать.

Не от нехуй делать, но просто в свободное время он составил сборник античных афоризмов.
Это сейчас такие книжки широко распространены, и любая сраная менеджер по сраному персоналу, купив туалетное издание в мягкой обложке, может при случае (и обязательно не к месту) ввернуть в разговоре фразу какой-нибудь знаменитости из работы, которую она не только не читала, но даже никогда не слышала о ее существовании.
А в 1500 году труд Эразма произвел фурор, потому что тогдашние менеджеры по персоналу не читали на древнегреческом и тупо не могли приобщиться к античной мудрости.

Гуманистические круги раскрыли для него свои объятья.
Его приглашают, ему рады.
Он пишет книгу "Оружие христианского воина", которая, как потом признавался отец контрреформации Игнатий Лойола, была настолько мощной, что "ослабляла (его, Лойолы) религиозное рвение и охлаждало пыл веры".
Ему аплодируют.
Он мотается по всей Европе.
Он заново переводит Библию с греческого оригинала, потому что находит в Вульгате, общепринятом латинском переводе святого Иеронима, множество ошибок.
Туринский университет называет его почетным доктором богословия.
Папа Юлий II, а хоть бы я и обещал больше о нем не упоминать, ценил Эразма до такой степени, что разрешил ему, формально все еще монаху, одеваться в светскую одежду и жить так, как заблагорассудится.
Кембридж приглашает его на должность "профессора богословия леди Маргарет" (старейшая именная профессура).

По дороге в Кембридж он пишет для своего младшего товарища Томаса Мора, будущего лорда-канцлера Англии, автора знаменитой и любопытной "Утопии" (которого, как и Джона Бола из третей части нашей саги, впоследствии приговорили к повешению, волочению, потрошению и четвертованию, правда потом сжалились и просто отрубили бошку) свою самую известную книжку под названием "Похвала глупости", которая стала прообразом Луркоморья, потому что автор не постеснялся и в шуточной форме обосрал всех и вся, невзирая. Половина книги - это расширенная версия лурковской статьи про "95% населения - идиоты". (Я не хочу писать про Мора. Хотя, конечно, если кто не читал "Утопию", наверняка заблуждается на ее счет. Да и в "Похвале Глупости" полно пророчеств о печальной кончине Томаса... Может быть в следующий раз тогда, не сейчас).

Прочитав "Похвалу", папа Лев X Медичи, о котором мы вчера говорили, с удовольствием отметил, мол, "я рад, что наш Эразм тоже иногда умеет дурачиться".

Цари и царевичи, короли и королевичи, папы, кардиналы и прочая мелкая шваль типа епископов - все хотят с ним дружить, хотя бы переписываться.
Император священной римской империи Карл Испанский ака Пятый предлагает ему должность королевского советника, на которой Эразм немного поработал, а потом сбежал (впрочем, не отказавшись от полагающихся советнику императора грантов и годовых бонусов).

И вот, сбылась мечта всей жизни!
Он свободен, он живет в Базеле, он ведет блог, который читает вся европа, и получает за свои статьи гонорары и премии.
Тут он пишет свои "Коллоквии", или "Разговоры запросто" (почему мне в институте никто не говорил, что коллоквиум - "разговор запросто"?).

Его называют "князем гуманистов" и "оракулом Европы".
Шекспир (который еще не родился) пиздит у него не только отдельные высказывания, но и целые куски.
"Жизнь в своем основании, - говорит Глупость устами Эразма, или Эразм устами Глупости, - это не простота геометрической линии, но игра противоречивых стремлений. Это театр, где выступают страсти и каждый играет свою роль, а неуживчивый мудрец, требующий, чтобы комедия не была комедией, - это сумасброд, забывающий основной закон пиршества: "Либо пей, либо - вон".
Шекспир немного сократил фразу, и она пошла в русский народ.

"Н.Акимов еще в 1935 году провел большую работу по сопоставлению монологов Гамлета и текстов "Коллоквиев", нашел до десятка настолько ясных перекличек, что они "рождали мысль либо о чудовищном даже по тому времени плагиате, когда автор "ряд сочных" мест своей пьесы просто списывал с имеющейся книги... либо мы имеем здесь дело с совершенно точными и ясными (современникам) цитатами, которые вложены в уста принца Гамлета".

Короче, матерый Человечище.

Но в чем его гуманистическая философия?
Да все просто.
Он всего лишь призывает не быть мудаками, жить самим и давать жить другим.
"Да, 95% людей идиоты, да ну и хуй с ними, пусть уж", - как бы говорит нам Эразм.

Вобще, конечно, можно было бы шибко размахнуться и накидать 100500 цитат, благо сам Эразм на раз растаскивается на афоризмы, но раз уж у нас заметки о Реформации, ограничимся только вольным пересказом его соображений о религиозной стороны жизни.

Вообще, нашей дорогой редакции видится, что идеи Эразма сублимировал Владимир Соловьев в "Краткой повести об антихристе" ("Три разговора").
Там император (антихрист) созвал вселенский собор и давай замирять всех и вся.
Дошла очередь христиан.

"Христиане, чем мог бы я вас осчастливить? Что дать вам не как моим подданным, а как единоверцам, братьям моим? Христиане! Скажите мне, что для вас всего дороже в христианстве, чтоб я мог в эту сторону направить свои усилия?"

"Любезные христиане! Я знаю, что для многих и не последних из вас всего дороже в христианстве тот духовный авторитет, который оно дает своим законным представителям".
И для католиков сохраняет папу римского.

"Любезные братья! Знаю я, что между вами есть и такие, для которых всего дороже в христианстве его священное предание, старые символы, старые песни и молитвы, иконы и чин богослужения. И в самом деле, что может быть дороже этого для религиозной души?"
И для православных создает музей истории христианской культуры.

"Известны мне, любезные христиане, и такие между вами, что всего более дорожат в христианстве личною уверенностью в истине и свободным исследованием Писания".
И для протестантов учреждает институт изучения Библии.

И вот в чем суть:
"Значительное большинство собора, и в том числе почти вся иерархия Востока и Запада, находилось на эстраде. Внизу оставались только три сблизившиеся между собой кучки людей,жавшихся около старца Иоанна, папы Петра и профессора Паули.

Грустным тоном обратился к ним император: "Что еще могу я сделать для вас? Странные люди! Чего вы от меня хотите? Я не знаю. Скажите же мне сами, вы, христиане, покинутые большинством своих братьев и вождей, осужденные народным чувством: что всего дороже для вас в христианстве?"

Тут, как белая свеча, поднялся старец Иоанн и кротко отвечал: "Великий государь! Всего дороже для нас в христианстве сам Христос".

Именно об этом Эразм.
Важнее всего в христианстве - Христос.
Не обряды, не схоластика, не порядок, благочестие и дисциплина, и даже не Библия - Христос!!!

Поэтому достаточно понять принцип, и никогда не ошибешься.
Принцип же этот прост как выстрел.
Чтобы его понять, не нужно быть доктором богословия.
Он открыт для любого дебила.
И принцип этот - любовь.
Любовь, а не монашеские обеты, индульгенции, чистилище и прочая мишура.
Не будь мудаком, блеать!
Плевать, каким количеством пальцев крестить лоб, лоб ли, и крестить ли вообще.
Есть настоящее, и есть наносное.
Неоспоримые догматы перечислены в символе веры, все же прочее подлежит обсуждению, потому что вторично и, по гамбургскому счету, не важно.

Нестыковки и противоречия в Священном Писании?
Друзья мои!
Апостолы были простыми людьми, рыбаками!
Ошибались они?
Да сколько угодно.
Где-то что-то забыли, где-то перепутали, но, братие, цель Писания - именно в донесении принципа любви и спасения, а не в отсутствии нестыковок.

Поэтому теологи-схоласты занимаются ерундой.
"Окруженные, будто воинским строем, магистральными дефинициями, конклюзиями, короллариями, очевидными и подразумеваемыми пропозициями, стали они нынче до того увертливые, что не изловишь их и Вулкановыми силками - с помощью своих "расчленений" и диковинных, только что придуманных словечек они выскользнут откуда угодно и разрубят всякий узел быстрее, чем Тенедосской секирой. По своему произволу они толкуют и объясняют сокровеннейшие тайны: им известно, по какому плану создан и устроен мир, какими путями передается потомству язва первородного греха, каким способом, какой мерой и в какое время зачат был предвечный Христос в ложеснах девы, в каком смысле должно понимать пресуществление, совершающееся при евхаристии. Но это еще всем известные и избитые вопросы, а вот другие, воистину достойные, по их мнению, знаменитых и великих теологов (они немедленно оживляются, едва речь зайдет о чем-нибудь подобном): в какой именно миг совершилось божественное рождение? Является ли сыновство Христа однократным или многократным? Возможно ли предположение, будто бог-отец возненавидел сына? Может ли бог превратиться в женщину, дьявола, осла, тыкву или камень? А если бы он действительно превратился в тыкву, могла ли бы эта тыква проповедовать, творить чудеса, принять крестную муку? ... Во всем этом столько учености и столько трудностей, что, я полагаю, самим апостолам потребовалась бы помощь некоего отнюдь не святого духа, если б им пришлось вступить в спор с новейшими нашими богословами".

"Что сказать о тех, которые, якобы искупив свои грехи пожертвованием на церковь, безмятежно радуются и измеряют срок своего пребывания в чистилище веками, годами, месяцами, днями, часами - без малейшей ошибки, словно при помощи клепсидры или математической таблицы?"

"Иной купец, воин или судья, уделив единый грошик из всего награбленного им, верит, что разом обелил скверну своей жизни; все ложные клятвы, грязные похоти, кутежи, драки, убийства, обманы, козни, измены он считает выкупленными и оплаченными, словно по договору, так что при желании впору бы начать новый круг мерзостей".

"Можно ли быть глупее, да нет! - счастливее тех, кто, читая ежедневно семь стишков из священной "Псалтири", сулит себе за то вечное блаженство?"

"Вполне уместно будет сказать и о том, что каждая область заявляет притязания на своего особливого святого; каждый чествуется особыми обрядами, каждому из них приписываются особые способности: один исцеляет от зубной боли, другой искусно помогает роженицам, третий возвращает украденные вещи, этот спасает при кораблекрушении, тот охраняет стада, и так далее в том же роде... Но разве просят люди у всех этих святых чего-нибудь, не имеющего отношения к глупости? Взгляните на благодарственные приношения, которыми стены иных храмов украшены вплоть до самой кровли, - увидите ли вы среди них хоть одно пожертвование за избавление от глупости, за то, что приноситель стал чуть-чуть умнее бревна? Один тонул, но выплыл. Другой был ранен врагом, но выжил. Третий удрал столь же доблестно, сколь счастливо, с поля битвы, в то время как другие продолжали сражаться. Четвертый был вздернут на виселицу, но при помощи некоего святого, покровителя воров, сорвался и ныне продолжает с успехом облегчать карманы богатеев, обремененные деньгами. Пятый бежал, проломав стену тюрьмы. Шестой, к негодованию своего врача, исцелился от лихорадки. Седьмой хлебнул яду, но не умер, а только прочистил желудок на горе своей супруге, которая впустую потрудилась и потратилась. У восьмого опрокинулась повозка, но кони вернулись домой невредимые. На девятого обрушилась кровля, но он остался цел. Десятый, застигнутый мужем на месте преступления, счастливо спасся. Но никто не благодарит за избавление от глупости. Так сладко ни о чем не думать".

А кто виноват в сложившейся ситуации?
Очевидно, духовенство, которое просрало паству, и заботится не о окормлении простых людей, а лишь о набивании собственных животов и карманов.
"Але, папы, епископы и священники! Вы вспомните, что и революция 1917 года во многом случилась потому, что православная церковь точно так же потеряла связь с простыми людьми, что потеря церковью доверия верующих и таинства исповеди чревато глобальными катаклизмами. Не боитесь, что скоро вы своими руками породите Лютера?", как бы говорил духовенству Эразм.

Но оно не услышало.

А вот Лютер, о существовании которого Дезидерий пока знать не знал, услышал.
Он боготворил Эразма.
И когда Реформация стала набирать обороты, просил не называть новую церковь лютеранской, потому что Эразм неизмеримо выше Лютера, его имя должна носить евангельская церковь.

До поры до времени Эразм относился к Мартину снисходительно-похуистически.
Мол, ну да, дело чувак говорит.
И не только говорит, но и делает.
Но когда Реформатор допизделся о том, что все предопределено, и никакой свободной воли у человека нет, таки удосужился ознакомиться с трудами Мартина и вступить с ним в полемику.
Итог этой публичной переписки в виде статей и книжек известен.
Эразм сказал, что раз так, то он лучше останется католиком.
В 1533 году он написал книжку "О восстановлении Церкви и согласия", призывая к воссоединению под эгидой святого престола.
Лютеране в ответ написали 100500 заметок в журналы "Пчеловодство" и "Новости пивоварения", и на этом полемика закончилась, потому что шестидесятитрехлетний Эразм уже был занят книгой "Подготовка к смерти".

На этом, собственно, все.
Вспомним первый эпиграф к этой заметке.
Эразм - наблюдатель, Лютер - деятель.
Эразм и против Рима и против Реформации, он сам по себе мальчик, свой собственный.
Однокашники Лютера, которые, конечно же, фанатели от Эразма, в книжке "Письма темных людей" называли его "человек сам по себе".

Ну и последняя цитата из интернетов: "Эразм - голландец, созерцающий море, а Лютер - немец, созерцающий горы... Эразм — одиночка. В море — в одиночку плывёт на яхте, плоте, доске. В горах - скорее откажется подыматься на вершину, но не пойдёт в связке. Быть королём горы? Значит, кому-то придётся быть поддаными там, внизу? Тогда лучше не быть королём. Эразм — первый вполне современный, "приватный", "частный человек".

Который не возглавил Реформацию.
Хотя мог.
Но выбрал неделание.

Ну а следующая наша заметка наконец-то будет посвящена человеку, учившемуся в одном университете с шекспировским Гамлетом.

Date: 2013-12-19 12:20 pm (UTC)
From: [identity profile] piggy-toy.livejournal.com
ого. а вот теперь - не просто вау-супер, а совершенно серьезно-люто-бешено. прямо очень.

а ты не хочешь ко всей этой серии тэг прикрутить?

Date: 2013-12-19 12:24 pm (UTC)
From: [identity profile] wannasleep.livejournal.com
Спасибо, Пиги, мне очень приятно. :-)
Тэги прикручу, как и к предыдущим заметкам серии, но завтра - сегодня чот устал.

Date: 2013-12-19 02:14 pm (UTC)
From: [identity profile] jack macintosh (from livejournal.com)
многабукав но пиши еще, афтар!

Date: 2013-12-19 03:21 pm (UTC)
From: [identity profile] joysky.livejournal.com
Отличная заметка!
За эпиграфы -- отдельное.

Date: 2013-12-19 06:50 pm (UTC)
From: [identity profile] wannasleep.livejournal.com
*кланяеца*
:-)

Date: 2013-12-19 03:32 pm (UTC)
From: [identity profile] maks3000.livejournal.com
отлично! Автор, пейши истчо!:) Четаю судавольствием!

Date: 2013-12-19 06:51 pm (UTC)
From: [identity profile] wannasleep.livejournal.com
Ну, мы договорились, что когда ты станешь министром образования… :-)

Date: 2013-12-19 05:45 pm (UTC)
From: [identity profile] jeka-aka-dez.livejournal.com
Бесподобно просто! По-моему, лучшее из уже выпущенного.

Date: 2013-12-19 06:53 pm (UTC)
From: [identity profile] wannasleep.livejournal.com
Мерси, Джейн.
Просто Эразм мне крайне симпатичен.
Но Лютер - понятен. :-)

Date: 2013-12-19 07:30 pm (UTC)
From: [identity profile] duduka.livejournal.com
у меня прошла дислексия!

Date: 2013-12-20 05:12 am (UTC)
From: [identity profile] wannasleep.livejournal.com
Осилила?
Ай, молодца! :-))

Date: 2013-12-19 11:17 pm (UTC)
rampitec: (Sally)
From: [personal profile] rampitec
Быдло бы очень нехуёво, если бы следующий сценарий для HBO написал-таки ты. Но они мудаки, их зрители мудаки, а Д'Артаньяны в меньшинстве. Все же попробуй.

Date: 2013-12-20 05:13 am (UTC)
From: [identity profile] wannasleep.livejournal.com
Чот уже лень. :-)

Date: 2013-12-20 04:00 pm (UTC)
From: [identity profile] tolkonevmoymozg.livejournal.com
Неужели таки дойдем до этого Лютера?
Кстати а почему картинок нету?

Date: 2013-12-23 05:18 am (UTC)
From: [identity profile] wannasleep.livejournal.com
Можем и дойти!
Хотя, не обещаю.
А картинки было тупо лень вставлять.

Date: 2013-12-22 08:01 pm (UTC)
From: [identity profile] a-xuili.livejournal.com
с Днем рождения!

Date: 2013-12-23 05:18 am (UTC)
From: [identity profile] wannasleep.livejournal.com
Спасиба!

Date: 2013-12-23 04:56 am (UTC)
From: [identity profile] sam-buddy.livejournal.com
Офтоп.
Всяких тебе разностей, хороших и побольше :)

Date: 2013-12-23 05:18 am (UTC)
From: [identity profile] wannasleep.livejournal.com
Спасибо, друг!

Date: 2013-12-23 10:41 am (UTC)
From: [identity profile] strajj.livejournal.com
С днём рождения!

Date: 2013-12-23 10:45 am (UTC)
From: [identity profile] wannasleep.livejournal.com
Спасиба!

Date: 2013-12-24 07:51 pm (UTC)
From: [identity profile] victor-dmitriev.livejournal.com
Класна, блин.
Даже чота понял. Наверное.
Спасиба!

Date: 2014-05-21 08:05 pm (UTC)
From: [identity profile] blog.artistcase.ru (from livejournal.com)
Согласен!!!
Page generated Jul. 25th, 2017 04:31 am
Powered by Dreamwidth Studios